Несколько дней на Иджене, да и после, я провела в обнимку с «Комбайнерами». Навязчивая мелодия и такие же навязчивые слова удивительно хорошо легли на идженовскую картинку. Я смотрела на молодых мужчин, тащащих свои 90 кг серы 3 км вниз, к окошку сдачи, и думала о том, что комбайнеры везде свои. Да…

ВВС отснял про них прекрасный фильм, и каждый день они становятся героями фотохроник любопытствующих. Туризм на Иджене хоть и не принял размаха Бромо, все же отнюдь не редкость. Хорошо, что трафик на тропе пока не такой большой, иначе как лавировать между гостями вулкана тем, для кого эти три километра наверх порожняком и потом снова те же три, но вниз, и с грузом – единственный способ существования?

Шахтеры работают каждый день. С утра, порой, до рассвета, они приезжают к началу тропы на Иджен. Там же собираются и туристические средства передвижения.

Потом с пустыми корзинами отправляются в свой ежедневный трек наверх. Всего 3 км. Кто-то идет в одиночку, кто-то собирается группками с товарищами, кто-то пристраивается к туристам и по пути рассказывает о своем житье-бытье, иногда получая в благодарность сигаретку-другую.

Сигареты на Иджене – местная валюта. Шахтеры с удовольствием попозируют для фото – с поклажей или без – или дадут вам попробовать хотя бы поднять их «штангу».

Все будут благодарны сигарете и тут же ее и выкурят. Курят они беспрестанно. Среди шахтеров мы случайным образом встретили только одного, который этой вредной привычки не имел.

По пути есть небольшое «общежитие» для тех, кто решил остаться переночевать поближе к рабочему месту. Ну или отдохнуть/перекусить.

Тут же выставлены удивительные местные сувениры: отлитые из серы разные фигурки. Странные, странные сувениры…

3 км вверх, а потом еще около полчаса вниз, к самой шахте. Сверху картинка выглядит какой-то нереальной: мелкие копошащиеся фигурки в желтом дыме.

Там несколько человек откалывают куски серы и грузят в подоспевшие корзины. Те, кто откалывают, меняются каждый день. Эта работа не оплачивается. Работа в самом аду, у фумарол. Дышать практически нечем. Хотя как нечем? Носом!

Глазам, вероятно, тоже приходится несладко.

Шалаш почти у шахты. Зачем?

Подготовленные к отгрузке корзины.

Терек, наш попутчик, мечтал попасть на Иджен после того, как увидел фильм про шахтеров несколько лет назад. «Почему я не догадался привезти им пачку масок? В Бондовозо они всего по 3 000 рупий!» Терек, не переживай. Не факт, что твои маски вообще использовались бы. Зачем? На самом деле, внизу шахтеры иногда заматывают лицо банданами, платками и шарфами. И все же внизу нам встретился один человек в респираторе.

Леха в самом низу, у шахт.

Терек на тропе. Кстати, в итоге провел на Иджене 5 дней; сбылась его мечта посмотреть на вулкан лично и познакомиться с шахтерами. Часть времени провел в семьях шахтеров. Очень гостеприимные люди. Не думаю, что они ставят перед собой какие-то великие цели рассказать миру о совем тяжелом труде, но спасибо, что они это делают.

Конечно, ничего хорошего для здоровья в том, чтобы дышать серой, нет. С другой стороны, как оказывается, это не так ужасающе вредно, как выглядит на первый взгляд. Шахтеры обычно доживают лет до 50… Они в курсе вреда и риска, но выбирают заниматься этой работой. Более того, она считается весьма неплохой: заработать можно в несколько раз больше, чем где-нибудь, скажем, на фабрике батика (будь таковая поблизости).

Среди шахтеров встречаются и молодые люди, и люди постарше. Многим из тех, кого я отнесла к молодежи-молодежи, оказалось от 30 до 35. Все обычно при семьях и с детьми. Все жизнерадостные, искренние, вежливые. Рассказывают о совей работе и жизни, видимо, в душе посмеиваясь над странными иностранцами, которые слушают все это с широко открытыми глазами. Да, и выглядят молодо. Работа на свежем воздухе, как это ни парадоксально, видимо, влияет.

Несколько раз встречали мужчин более старшего возраста с огромными опухолями в районе скулы. Очевидно, злокачественные и понятно, воздействием какого фактора вызваны.

Кстати, на вид смотришь и удивляешься: как эти невысокие, дохлые ребята умудряются тащить такой груз? Да и на сами корзины смотришь – и не веришь, что там такой вес. На вид сера кажется легкой и пористой, словно губка.

Вдоль тропы часто тут и там стоят корзины, дожидаются своих владельцев.

И отдыхают сами владельцы.

Перекус.

И перекур.

От постоянного ношения коромысла на плечах образуется своеобразный нарост типа мозоли прямо под палку.

3 км с серой, то вверх, то вниз, по валунам и тропам

– и сдавать то, что принес, в окошко приемки. Там, в темноте, под крышей, сидит какой-то уж очень характерный приемщик с острым, неприятно-сосредоточенным выражением лица. Словно читается, как он чувствует себя выше этих работяг, выдавая им копейки за адский труд. Хотя, быть может, это моя буйная фантазия. Очередь к приемке.

Сначала на весы. Обычно вес корзин где-то в рамках 65-90 кг.

После взвешивания получаешь бумажку у приемщика с отметкой сданного веса. Снова загружаешь свою ношу и несешь ее в грузовик, который после наполнения отвезет серу на фабрику. Она где-то километрах в 10 от Иджена. Сколько надо человек/ходок, чтобы наполнить его???

Много.

Теперь с бумажкой, на которой указан принятый вес, идем в окошко выдачи зарплаты. Это ценное место работы еще и потому, что деньги ты получаешь сразу.

Этот шахтер сегодня принес немного: болят колени. На бумажке:
— брутто – 64 кг
— нетто – 59 кг
— стоимость за кг нетто – 780 рупий
— итоговая сумма к выдаче – 46 020 рупий, т.е. порядка 4,5 долларов.

За день шахтер делает одну или две (самые сильные и крепкие) ходки, зарабатывая, соответственно, до 10-12 долларов. При удачном стечении обстоятельств в месяц можно заработать долларов до 250.

Вы все еще жалуетесь на жизнь? Машина классом ниже, чем хотелось бы? Покупаете вторую линию одежды вместо первой? А в Европу слетать на выходные можете только лишь раз-другой в год? И обедать порой приходится дешевым бизнес-ланчем за 10 долларов? Действительно, жизнь, вероятно, не сложилась…

П.С. Все время у кратера и по дороге не покидает ощущение, что на странной машине времени ты перенесся на 200-400 лет назад. Сегодня XXI век на дворе, нет? Особенно сильно ощущение колониальных времен у киоска взвешивания. Становится не по себе от мысли, что люди намеренно убивают себя, а ведь можно было бы хотя бы как-то механизировать процесс. Ну хотя бы использовать осликов, буйволов, яков! Наверное, это просто будет дороже, да и ни к чему: сократятся рабочие места, безработица со всеми вытекающими… И все течет так же, как и столетия назад.

Советую посмотреть эти небольшие видеоролики, чтобы дополнить картину увиденного:





в Источник