Признаюсь в том, что я — кофеман. Не скажу, что ценитель, но без нескольких чашек в день ну совершенно не работоспособен. Даже сейчас пишу, а слева исходит бодрящими ароматами чашка… Сегодня мы забрались в самую глубь острова Ява для того, чтобы познакомиться со странной кофейной традицией. И дело даже не в том, что производимый здесь кофе является самым дорогим в мире, а в том, что его не только выращивают, но и добывают 🙂

Вот как выглядит кофейная рассада, заботливо укрытая сеткой от вредителей и жаркого Яванского солнца.

А вот так — одинокое кофейное дерево (ростом с куст). Белые цветочки в скором времени обернутся ягодами с красной шкуркой — так называемыми кофейными вишнями — лакомством для мусанга, небольшого зверька семейства виверровых. Мусанга на местном диалекте называют еще и луваком — этого имени и будем придерживаться.

В природе лувак поедает только самые лучшие ягоды (что он, дурак, что ли, плохие жрать?), переваривая тонкую шкурку и мякоть, отбрасывая твердое кофейное зерно вместе с фекалиями. Совершенно естественный природный способ размножения косточкой. И все было бы просто и не интересно, не начни люди собирать продукты жизнедеятельности лувака, вычищать из них кофейные зерна, обжаривая и заваривая их потом с большой помпой…

Народная индонезийская игра «Поймай лувака». Считается, что «особый вкус» ™ получаемому напитку придают ферменты желудочного сока мусанги, в состав которых входит цибетин… Мне вот интересно другое: кто первым догадался заваривать звериные экскременты? Видать, большой просветитель был!.. 🙂

Не думайте, что лувак ест только кофейное зерно. Кофе для него — лакомство. Обычный рацион составляют папайя и бананы в больших количествах, а кофе — только десерт. Взрослый лувак в день может слувачить схомячить не больше полкило ягод. Клетки за спиной работника — жилища луваков, содержащихся на плантации.

«На ручки!». Мама с кофейными детишками. Наверное, если меня ежедневно кормить по полкило кофе, у меня тоже будут глаза, как у «натянутого на глобус филина» (с).

Ты мне ягод принес? Считается, что лувак ест лучшие зерна. В природе может и ест, но только не на плантации. Что дали, то и точит. Лувак — животное ночное и кормится только в темноте. Днем сидит в клетке, а если и выходит, то с большой неохотой, потому процесс поедания зерен мы не смогли заснять.

Кофе заказывали? На плантации обитают 180 особей, исправно точащих зерно и выдающих горы полуфабриката. Вот в таком виде лувак исторгает из себя эксклюзифф.

Усушка и утруска. Полученные зерна промывают и сушат…

… и кофе готов к жарке.

Совочек зерен средней обжарки.

Взвесьте мне на полчашечки…

Собственно, теперь о ценнике. Для ориентировки, один американский доллар — это 9500 индонезийских рупий, то есть килограмм фекального эксклюзивного кофе (при покупке на плантации) обойдется вам в 180$. При экспорте ценник удваивается, а иногда и утраивается.

Мы его попробовали. Кофе как кофе. Тот, что нам сейчас подают на Яве — много ароматнее и богаче на вкус. Скажу субъективно, но я считаю, что «кофе лувак» — венец творения индонезийских менеджеров. Впаривать за огромные деньги откровенное (в буквальном смысле слова) гов… ну, вы поняли — не это ли настоящее искусство? 🙂

Источник