Как в Беларуси делают матрасы с коноплёй

Легкая промышленность

Конкуренция на рынке матрасов довольно велика. В этом можно убедиться, зайдя в крупный мебельный центр или вагон метро, где стены пестрят рекламой товаров для спальни. Когда поступило приглашение от одного из старейших и крупных производителей — компании «Вегас» — посетить их фабрику в Бресте и сделать репортаж, мы не стали от этого отказываться. Тем более, что в свободном доступе не очень много бизнес-информации об этом производстве.

Фото: Станислав Коршунов

Как и многие известные компании в городе над Бугом, «Вегас» — это пример семейного бизнеса. Учредитель и идейный руководитель Андрей Доброжинецкий после окончания сельскохозяйственной академии проработал и агрономом, и в частной компании. Но грезил о своем деле. В 1997 году он зарегистрировал компанию «Вегас», закодировав в названии имена членов семьи, и начал сборку матрасов в небольшом цехе с несколькими товарищами и швеями при наличии минимума оборудования.

— В середине 1990-х все были помешаны на мебели, ее возили все кому не лень: в автобусах, на прицепах. Мы с другом тоже купили мягкий уголок, распотрошили его и сделали лекала, — рассказывал Доброжинецкий в одном из интервью. — Первую продукцию мы сделали своими руками. Но через несколько недель в городе стало около 250 конкурентов. Нужно было искать что-то новое. И мне приснился сон, что нужно заняться поставкой сырья. Друзья из Москвы подсказали делать матрасы экономкласса. Один раз поехал на выставку в Польшу, увидел матрас одной фирмы в разрезе и понял, что такой продукции у нас нет. Через полгода попросил ту компанию сделать под нас сырье. И мне опять приснился сон. Записал модельный ряд, и мы запатентовали наши матрасы.

Сейчас Андрей Доброжинецкий немного отошел от операционного управления, больше занимается стратегическими вопросами. В бизнесе также занят его младший брат Эдуард. На заводе утверждают, что от замдиректора по производству «исходит весь креатив».

«Грубо, на один матрас уходит полтора часа»
Производство матрасов нельзя назвать высокотехнологичным. По крайней мере, такое представление рисует воображение. Нарезаем поролон или латекс, добавляем по желанию пружины, собираем, склеиваем, зачехляем это все — и матрас готов. На «Вегасе» уверяют, что это не их путь и проводят экскурсию по производству общей площадью 16 тысяч квадратных метров.

Фото: Станислав Коршунов

Оно состоит из двух корпусов. В первом складируется сырье и производятся полуфабрикаты, в частности кокосовые и поролоновые маты.

Особой гордостью второго корпуса является швейный цех, где при пошиве чехлов используется и ручной труд, и автоматический.

Фото: Станислав Коршунов

Стегание с помощью современных машин позволяет добиться максимальной «пышности» чехла и получить рисунок любого типа и сложности. Одновременно со стеганием происходит раскрой полотна под необходимые размеры. Особенностью Vegas являются полностью съемные чехлы. При их пошиве используются разные виды молний и декоративных элементов.

Фото: Станислав Коршунов

В другом цехе идет резка поролона на слои любой толщины. Для этого используется карусельный станок. Едва заметная ленточная пила делает свою работу точно, словно лазер.

Фото: Станислав Коршунов

Затем наступает процесс сборки внутренней части матраса. На предприятии в основном используют ручную сборку, что дает возможность изготавливать матрасы нестандартных размеров и форм, а также надежно скреплять все настилочные слои между собой.

Фото: Станислав Коршунов

После наносится штрих-код с маркировкой, которая позволяет узнать дату производства и всех задействованных в изготовлении конкретного матраса сотрудников предприятия.

Автоматическая линия упаковывает готовый матрас в полиэтиленовую пленку.

Интересно, что и пружинные, и пенные матрасы могут поставляться в виде рулонов диаметром около 40 см. Вакуумные технологии позволяют их сжимать и сворачивать без потери качества. Для бизнеса «Вегаса» преимущества такого вида упаковки состоят в упрощении транспортировки матрасов и сокращении расходов на перевозку.

Фото: Станислав Коршунов

— Если бы один человек делал один матрас, то у него на это ушло бы полтора часа. Такая трудоемкость получается математически на основе объема выпущенной продукции. Но это очень средний и грубый показатель, он мало о чем говорит. Потому что есть изделия с одним-двумя настилами, а есть — с 15. И у каждого настила своя особенность, — пояснила начальник производственного отдела «Вегаса» Екатерина Малахова.

Сборщики работают в две смены по 12 часов. Швеи — по 8 часов
На производстве в Бресте работает 270 человек (по всей группе компаний, включая торговлю, эта цифра перевалит за 500). По итогам 2017 года средняя зарплата у персонала в городе над Бугом составила 1065 рублей.

На «Вегасе» затруднились посчитать весь объем вложенных средств в создание производства. За три последних года инвестиции составили 5 млн евро.

Сырье и комплектующие «Вегас» покупает в странах Евросоюза. В Китае ничего не покупается, утверждают на брестской фабрике. Например, ткани — немецкие и бельгийские, латекс тоже бельгийский. Кокосовая койра поставляется из Шри-Ланки, техническая конопля — из Голландии. Информация о последней вызывает улыбку и шутки у журналистов. Экскурсоводы из «Вегаса», кажется, только и ждали этого, чтобы провести ликбез. Оказывается, техническая конопля не относится к наркотикам и рассматривается как обыкновенная сельхозкультура. В матрасах конопляное волокно используется как настилочный материал, укладывается на пружинный блок для придания жесткости и в качестве изолирующего слоя.

Вот так выглядит техническая конопля

Фото: Станислав Коршунов

В целом, география поставщиков сырья достаточно обширная, одним из главных отличий последнего времени стал уход от работы с единственным поставщиком по каждой товарной категории. Эта диверсификация позволяет более гибко реагировать на запросы клиентов на разных рынках, говорят на «Вегасе».

Если доля европейских поставщиков превышает 90%, то за счет чего удается делать бизнес и быть конкурентоспособным даже на европейском рынке? И не проще ли было импортировать матрасы в Беларусь?

На «Вегасе» приводят следующие аргументы. Наличие дешевой по общеевропейским меркам рабочей силы с высокой квалификацией позволяет получать конкурентоспособный продукт. Многолетние отношения с производителями сырья способствуют получению низких закупочных цен. К тому же «Вегас» — резидент свободной экономической зоны «Брест», а это сулит существенные налоговые и таможенные льготы.

«В Польше „taniej, taniej, taniej“ перекрывает все»
Но курсовые разницы все же дают о себе знать. Поскольку базовыми рынками сбыта продукции Vegas были Беларусь и Россия.

— Портфель сформирован таким образом, что закупки сырья покрываются поставками на экспорт [в страны Евросоюза]. Поставки в страны, где мягкие валюты, позволяют рассчитываться по текущим платежам. То есть мы получаем минимальную нагрузку на курсовые разницы. Это одно из наших преимуществ. Мы долго к этому шли. Но достигли такого баланса, — поясняет исполнительный директор «Вегаса» Вадим Минюк.

Вадим Минюк (слева) и Игорь Томшин

Фото: Станислав КоршуновПо итогам 2018 года стоит задача нарастить экспорт на Запад до 55% в общем объеме продаж. Основные рынки — Германия, Словакия, Чехия, Литва и Латвия.

Поставки в страны Евросоюза выросли после падения продаж в России в два раза. После кризиса 2014−2015 годов «Вегас» выбрал «модель присутствия» на российском рынке. Однако на повестке ближайшей стратегической сессии компании стоит вопрос об усилении позиций в России.

— Исследования этого года показали, что работа докризисных лет не прошла даром. «Вегас» в России помнят, бренд входит в число самых узнаваемых на российском рынке, несмотря на то, что мы сократили свое присутствие, — говорит Игорь Томшин, директор «ЛидерМатрасМаркет», которая является торговым представительством «Вегаса» в Беларуси.

Недавно «Роскачество» исследовало российский рынок матрасов — были выбраны 9 российских производителей и белорусский «Вегас».

Впрочем, «второй поход в Россию» будет зависеть от того, «сколько денег удастся заработать на Западе». По прогнозам, масштабирование бизнеса продолжится «на горизонте двух лет». «Нельзя сказать, что рынок России полностью восстановился. Но он остается обширным. Белорусское качество там любят и ценят», — поясняет топ-менеджер «Вегаса».

У многих вызывает удивление, что «Вегас» не идет на самый близкий для себя рынок — польский.

— Польский рынок отличается от немецкого — и объемом, и культурой сна. В Германию ты можешь прийти со своим продуктом и занять свою нишу. В Польше «taniej, taniej, taniej» перекрывает все. Нам не хотелось толкаться локтями и доказывать, что мы дешевле. Поэтому приняли решение сначала добиться успеха в Германии. После этого будет проще зайти в Польшу, — поясняет Минюк.

«Мы не беремся за все подряд заказы»
В беседе с топ-менеджерами «Вегаса» выяснилось, что белорусский рынок «на 70% чересчур taniej». Однако это не мешает брестскому производителю занимать на нем весомую долю.

Фото: Станислав Коршунов

Общий объем белорусского рынка матрасов оценивается в 30 млн долларов в год. При этом под определение «матрас» попадают и так называемые тюфяки, или ватные матрасы, на которые приходится существенная доля рынка. Импорт составляет 5−7%. Доля «Вегаса» примерно 20%, утверждает Томшин.

По экспертным оценкам, в пятерку крупнейших производителей матрасов в Беларуси входят три «матрасника» — «Вегас», бобруйская «Барро» и минский «Плитекс», а также два «мебельщика» — «Лагуна» и «Пинскдрев».

Основные каналы продаж «Вегаса» в Беларуси — 25 фирменных магазинов (все в аренде), 300 дилеров и интернет-магазины.

Вместе с тем «Вегас» не чурается производить продукцию под заказ для гостиниц, баз отдыха и крупных торговых сетей, поскольку это позволяет «прирастать на 10−15% в год».

«Вегас» не раскрывает годовую выручку и прибыль.

Известно, что у брестской компании заключен контракт с датской сетью Jysk на производство матрасов под их торговой маркой для магазинов в странах Балтии и Беларуси. Однако участники рынка говорят, что маржинальность на таких поставках минимальная, на это откликаются только те, кому надо загрузить свои мощности.

— Да, здесь чек меньше, — соглашается Томшин. — Но мы не беремся за все подряд заказы. Например, надо сделать крупную партию дешевых и некачественных матрасов. Мы не хотим связывать свой бренд с подобными заказами. Jysk нас основательно проверил и, видимо, пришел к выводу, что мы можем соответствовать их высоким требованиям. Вместе с тем Jysk, в отличие от других подобных ритейлеров, предоставил нам некоторую свободу действий. Плюс сетевой игрок работает с большим горизонтом планирования, что позволяет нам более равномерно распределять производственную нагрузку в сезон и в межсезонье.

«Нам придется заниматься производством мебели»
Накануне поездки в Брест некоторые знакомые корреспондентов TUT.BY сказали, что матрасы «Вегас» им не по карману. Последние исследования действительно показали, что «потребители знают, что „Вегас“ = качество, но их отталкивает дороговизна», цитирует результаты Игорь Томшин.

Фото: Станислав Коршунов

— Да, этот имидж закрепился за нами давно. Как и стереотип о том, что «Вегас» — это иностранный производитель, — комментирует он умозаключения потребителей. — Сегодня мы присутствуем во всех ценовых сегментах. В натуральном выражении экономсегмент занимает 20−25%, премиум — 10−12%. Самая большая доля — это средний ценовой сегмент и средний плюс.

Топ-менеджер указывает на еще один парадокс:

— Так исторически сложилось, что человек, когда выбирает что-то для спальни, первым делом обращает внимание на кровать, из чего она сделана, на цвет и так далее. Матрас идет как некий второстепенный элемент. Поэтому когда кровать стоит 1000−1500 рублей, то это считается нормально. А матрас за 500 [рублей] это очень дорого. Хотя если задуматься, то человек спит на матрасе, а кровать идет как некая обложка.

Представители «Вегаса» сетуют, что сейчас все производители используют прилагательное «ортопедический» для рекламы своих матрасов. Хотя не у всех есть для этого основания. Основание — это регистрационное удостоверение от Министерства здравоохранения. Недавно такое получил пружинный блок Medizone, который используется в матрасах «Вегас». Его смысл в том, что спальное место разделено на 7 зон различной степени жесткости с расширенной центральной зоной поддержки таза.

Фото: Станислав Коршунов

— Сколько в этой истории маркетинга? Мы не хотели спекулировать на этой теме. Мы проделали большую работу и не стесняемся заявлять об этом, — отвечает Томшин. — Для получения подтверждения провели больше 200 тестов, на которые пригласили людей самых разных комплекций. Продукция дополнительно «тестировалась» в столичных больницах и медицинских центрах. Время и выбор потребителей расставят все по своим местам.

Появление среди крупных производителей матрасов классических мебельщиков вынудило руководителей «Вегаса» задуматься о расширении ассортиментного перечня. В Бресте понимают, что матрасы чаще всего покупаются вместе с кроватями. Историй о том, что люди их покупают в разных местах, становится все меньше. Поэтому «Вегас» уже сейчас готов предлагать свою мебель для спален. Пока ее сам не производит, а лишь размещает заказы на сторонних предприятиях.

— Хотим мы этого или нет, но, думаю, нам придется заниматься производством мебели. Причем речь идет не только о кроватях, а и о диванах, и другой мягкой мебели. В ближайшее время будем обсуждать этот вопрос, — резюмирует Игорь Томшин.

Фото:пресс-служба компании

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
Как это сделано
Добавить комментарий